Шаги в никуда

DMZ1

Мы приехали в Сеул в центре тайфуна, охватившего корейский полуостров на ближайшие два и единственные дня нашего визита. Накануне приезда в Корею, мы точно не знали, чем там будем заниматься. Какие-то императорские дворцы, отечественный военный музей, тюрьмы времен японской оккупации, масса торговых центров и магазинов, продающих последние смартфоны – именно так нам был разрекламирован Сеул. Однако наши возможности ознакомиться со всем этим, в бурных погодных условиях, были ограничены.

Мы добрались в полдень до отечественного военного музея на совершенно пустом метро, исключительно сопровождаемые западными миссионерами. Боялись, что нарушили комендантский час…присутствие противогазов по перронам нас не успокоило. Пришли к музею, напротив министерства обороны и рядом с главной американской базой в столице. Вокруг впечатляющего музейного здания есть кладбище военной техники начала пятидесятых годов и ряд памятников о разделе страны. Кадры недавно утонувшего военного корабля Инчхон при входе немедленно определяют для иностранного посетителя сферу музея.

DMZ2Музей освещает практически всю историю полуострова – к сожалению, мы не были в силах его полностью осмотреть после вечернего перелета. Таким образом направились к выставке войны, в соответствие с нашими знаниями о сегодняшней Кореи. Поначалу выставка показалась нам серьезной, напомнив о предполагаемых мотивах Сталина и Мао для начала военных действий, с помощью выставленных секретных архивов. Вскоре мы были приглашены хранителем музея опробовать симулятор, изображающий ход операции “Кромайт” в компьютерной графике. В музее также упоминался Генерал Макартур, как стратегический гений и освободитель страны – кое-кто, очевидно, забыл о его намерении уничтожить полуостров атомными бомбами. Представление о войне, как о борьбе между свободой и коммунизмом меня побеспокоило, показалось слишком упрощенном. В музее также есть Q-ZAR для интересующихся.

Пережив ночь тайфуна, утром решили добраться до демилитаризованной зоны. Из-за бури доступ к известному пограничному столбу в Панмуджоме, который посещают исключительно иностранцы, был закрыт. Тем не менее, мы сели на электричку, которую донесла нас на север Сеула. Тут мы подождали около часа до следующего поезда в Инджинжанг, начало ДМЗ и самый дальний пункт полуострова, который открыт для южнокорейцев. Во время ожидания, по перронам бродили призывники и тяжелая военная техника тащилась по рельсам. Сама поездка на поезде продлилась не более десяти минут, и все были вынуждены сойти в Инджинжанге. Поезд, теперь лишенный пассажиров, продолжил путь через реку Имджиана до Дорасана – последний вокзал в Южной Кореи. На указателе: расстояние до Пхеньяна  209 км налево и 52 км до Сеула направо.

Вышли из вокзала, интерьер которого покрыт сообщениями посетивших южнокорейцев, к яркому солнцу, освещающему широкие DMZ5голубые небеса. Солдаты пристально смотрели на нас через бинокли с бронеавтомобиля на соседнем мосту. Перед глазами представилась издалека панорама реки Имджина и холмистая горная цепь позади нее – первый физический предел демилитаризованной зоны. Подходим к мемориальному парку, его тропинки усыпаны ветками и листьями предыдущей ночи. Тут памятники жертвам Рангунского теракта, Президенту Трумэну, Объединенным Нациям и привычное кладбище военной техники. Чуть далее монумент семьям, разделенным войной, и стена мира, содержащая камни с 86 исторических полей сражений из 64 стран мира. Паровозы, изрешеченные пулями, которые во время войны все равно старались выполнять свои маршруты по полуострову, даже под перекрестным огнем. Рядом расположен “Мост Свободы” – самый дальний пункт ДМЗ для граждан. Во время войны здесь обменивали военнопленных, а сейчас родственники тех, запертых за границей, не могут сдержать эмоций перед дверью с колючей проволокой, лентами и записками. Под мостом пруд с кувшинками, и среди них лежала фотография, вероятно, одной из тех редких встреч между родственниками, прерывисто проводившихся в последнее десятилетие на севере.

Первоначально мемориальный комплекс нас разочаровал – он также имеет тематические парки и магазины с сувенирами, продающие северокорейскую валюту. Трудно представить, что находишься на фоне одной из самых спорных, вооружённых и опасных полосок земли на свете. Среди масс местных туристов, нельзя найти каких-либо искренних эмоций в отношении этого трагического раздела.

DMZ6Вернулись на станцию, осмотрев практически все, но придется подождать еще полтора часа до следующего поезда из Дорасана. Назад пошли тем же самым путем, хоть по-новому воспринимая наше окружение. Поднялись на площадку на крыше торгового центра, где рассредоточены бинокли, направленные к реке Имджина. Впервые на моих глазах представился общий план границы. Два моста: один, по которому ходят те редкие поезда, и скелетные колонны второго, уничтоженного в войне. Часовые и караульные посты, расположенные по реке с обеих сторон, движение по грунтовым дорогам. Намеки о той фауне, процветавшей в полосе за последние 60 лет. Очертания гор на мистическом севере, затуманенные мглой. Но это все лишь обман, прелюдия к невидимой ничьей земле, и ничего иного заметишь. По мосту ползет пустой поезд, возвративший из неоткуда.

Садимся на поезд и возвращаемся в Сеул. Как только мы совершаем нашу первую пересадку, ворота на перрон к пограничному поезду немедленно закрываются, в 4 часа дня. Через 40 минут  находимся в центре Сеула, где на метро растут подземные органические сады, на каждом шагу установлены роутеры, и где блестят небоскребы среди относительного процветания. Противоречивость ситуации не могла быть более явной.  И осознаю абсурдность раздела этой страны.

DMZ3

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s